Меню сайта Б.Г. Белоголового Новости из жизни Белоголового Б.Г. Контакты Белоголового Б.Г. Портретная галерея Белоголового Б.Г. Биография Белоголового Б.Г. Произведения Белоголового Б.Г.

ЧЕРНАЯ КОШКА

- 1 -

          Николай и Валентина поженились больше двух лет назад (Николаю было двадцать три года, Вале девятнадцать) и с тех пор жили у родителей Николая, в одной с ними комнате. За два года утряслось многое. Строгая Колина мама, например, давно смирилась с тем, что её сын женился именно на этой Вале и больше не сердится, если Валя делает маникюр и называет Николая Кокой; Валя, например, перестала морщиться, когда Колин папа заводит старый патефон и слушает хор Пятницкого, её теперь не смешит приклеенная внутри бумажка с дарственной надписью и треугольной печатью; папа, в свою очередь, привык выходить с папиросой в коридор, а Коля уже забыл, когда в последний раз восклицал: "Ну, мама!", "Ну, Валя!"; и всё же, и всё же...
          Когда ликующий Кока неожиданно принес наконец с работы – ОРДЕР, Валя, а за ней мама, не стыдясь, всплакнули от радости. Правда, комната была невелика, всего 15,76 кв. метра, а дом, хотя и старый, был крепкий, ни сносу, ни ремонту, ни переделке в гостиницу не подлежал, но кто бы тут стал раздумывать долго?
          – Лучше воробей сегодня, чем павлин когда-нибудь, – сострил Кока и папа согласно закивал, а Валя счастливо улыбнулась.
          Решено было занимать комнату завтра же, а там видно будет.

          Ноябрьский день был ненастным и слякотным. Небо холодным месивом растекалось по крышам города и плюхало в улицы лепешки мокрого снега, со всех сторон дул угрюмый ветер. А Кока и Валя подставляли ветру сияющие лица и улыбчиво жмурились.
          Кока договорился с шофером грузотакси насчет помочь, уговорил родителей не провожать. Ничего особенно громоздкого у них не было, и в машине получилось просторно. Езды было немного. И это даже огорчило их. В сумраке крытого кузова, среди знакомых вещей, вдвоем и только вдвоем, они почувствовали себя так непривычно, так хорошо!
          На новом месте их встретили два-три нелюбопытных взгляда из окон нижних этажей и толстая медлительная дворничиха, еще крошечный черный котенок сидел у водосточной трубы, его мокрая шерсть топорщилась как иглы у ежа; их ждала длинная узкая комната с окном во двор...
          Но прежние жильцы перед сдачей на совесть отремонтировали комнату. А из окна, кроме таких же окон и куска глухой стены, виднелось небо и верхушка дерева, летом наверняка зеленая. Главное же, соседями оказались такие милые, душевные старики! Клавдия Михайловна и Иван Поликарпович. Они всячески старались помочь. Иван Поликарпович был на протезе, но вместе с Кокой спустился к машине и содействовал, как мог, а Клавдия Михайловна объяснила Вале, что квартиру еще до войны кто-то поделил, оставил себе две комнаты и ванную, а из третьей комнаты сделал кухню; они пощелкали выключателями, покрутили краны, примерили ключи; Клавдия Михайловна очень хвалила квартиру и район, а потом сказала, что хотя вообще-то молодежь нынче не больно хороша, новые жильцы пришлись ей по душе, таким не обидно будет после смерти всю квартиру оставить. Валя засмущалась и хотела возразить, но тут Клавдия Михайловна спохватилась, что Иван Поликарпович выскочил без шапки!
          Валя осталась одна.
          Свой дом. Вот она и стала в нем хозяйкой. Теперь она докажет... Нет! Нет, нет, нет. Она никому ничего не хочет доказывать. Просто они с Кокой всё-всё устроят здесь на свой вкус и заживут, как сами найдут правильным, как сумеют, наконец. Иногда будут принимать гостей. Иногда будут ходить... куда-нибудь. А чаще будут оставаться здесь вдвоем и только вдвоем. Целые вечера. Все-все ночи!.. Здесь будет топотать их малыш... Валя закрыла глаза и всем телом и ладонями и горячей щекой прижалась к прохладным обоям в веселых весенних одуванчиках.
          Кока переживал примерно то же самое. Может быть поэтому, спустившись за последним чемоданом, он прихватил с собою котенка. Едва он внес его на кухню, откуда-то выскочил палевый ангорский котище, зашипел, изогнулся, метнул из глаз оранжевые искры и взлетел на форточку, Клавдия Михайловна вскрикнула, Иван Поликарпович выронил палку.
          Кока замялся.
          – Вот... Принес. А то он там... Снег там, холодно!
          Клавдия Михайловна перевела от форточки на котенка, потом на Коку круглые оторопелые глаза:
          – Батюшки.. весь черный. Только черной кошки нам и недоставало!.. Ладно, сетка на фортке. А то б!.. Кока немного обиделся:

1     2     3     4     5

НА ГЛАВНУЮ

© Тексты - Белоголовый Б.Г., дизайн сайта - Комиссарова О.Б.
Копирование материалов разрешено с письменного согласия владельцев авторских прав